У Земли у нашей села батарейка

Как великие планы разбиваются о маленькую проблему 

Разговоры о необходимости охраны окружающей среды ведутся регулярно: дискуссии, совещания, высокопарные заявления.

Однако, судя по всему, все это лишь пыль в глаза.

Простейший вопрос: что делается с использованными батарейками, отслужившими люминесцентными лампами и испорченными ртутными градусниками в городе и что с ними должно делаться на самом деле? Корреспондент «МК в Архангельске», сделал визит в Агентство природных ресурсов и экологии Архангельской области в надежде утилизировать отслужившие пальчиковые батарейки. Маленький вопрос оказался неразрешимым для большого агентства...

Иди туда, не знаю куда...

Поднакопив за время существования газеты коробочку с отработавшими свое пальчиковыми батарейками, мы пришли с вопросом «что же с этим добром делать?». И с этими самыми батарейками за пазухой в надежде на то, что там покажут, в какое окошко сдать опасный для матушки Земли груз.

Не знаю, за что мы так не любим наш город, но все использованные продукты, на чьей упаковке значится картинка «не выбрасывать», дружно уезжают на городскую свалку вместе с обычным мусором. Результат на примере все тех же батареек: при разложении одной штуки до 20 квадратных метров земли загрязняются опасными веществами и тяжелыми металлами.

Чтобы не подвергнуть химической атаке сотни квадратов земли, наши батарейки в мусорный бак не кидались, а складировались в коробочку на столе. Мы долго шутили по поводу того, что таким образом спасем мир, хотя бы его частичку, пока всерьез не задумались о том, куда действительно можно отнести металлические элементы питания, чтобы их переработали.

Агентству природных ресурсов и экологии наши батарейки как-то особо не приглянулись. По словам руководителя агентства Кирилла Синицкого, люди обычно такие отходы бездумно складируют в мусорные баки, и это наша большая проблема.

— У нас, конечно, есть ряд переработчиков, которые готовы принимать такого рода отходы: это и батарейки, и люминесцентные лампы... Но здесь вопрос осложняется тем, что переработчики зачастую такие виды отходов принимают за деньги, так как бесплатная переработка им экономически не выгодна, — рассказывает Синицкий и на вопрос о более точных данных на тему «куда идти и сколько платить»... отсылает на сайт своего агентства поискать там список действующих переработчиков, припоминая одного из них под названием «ТЭЧ-сервис».

Какой такой батарэйка?

ООО «ТЭЧ-сервис» и правда занимается переработкой ламп, ртутьсодержащих приборов и прочих опасных отходов, только вот находится оно в Новодвинске. Человек не из Новодвинска больше на проезд потратит, чем когда-то потратил на батарейки и лампы. На сайте самого общества указана еще одна рабочая точка в Вельске, что для архангелогородцев дела не меняет.

Если подумать, то переработка таких отходов вестись должна. Чем не идея поставить в городе хотя бы один ящик для сбора батареек, который при полном наполнении или по определенным числам отвозился бы в Новодвинск. За счет муниципалитета, это все же в их сфере решения. А сегодня, по словам Синицкого, услугами платных переработчиков пользуются лишь крупные фирмы и предприятия. Когда это станет нормой для обычного человека, как уже стало в Европе, неизвестно. Вопрос об утилизации батареек по-разному решается в разных странах мира. Так, в Японии их старательно собирают и хранят до тех времен, пока не будет изобретена оптимальная перерабатывающая технология. В Европе во всех супермаркетах стоят контейнеры для использованных батареек.

Но мы не японцы, не для нас ждать и верить, что вот когда-то... Поэтому мы звоним новодвинским переработчикам, чтобы узнать, сколько будет стоить сделать подарок природе. Вопрос, перерабатывают ли они пальчиковые батарейки, вводит мужчину на том конце трубки в состояние растерянности. Он не знает, занимается ли этим его общество, и просит позвонить начальнику переработки. И тут оправдываются наши самые страшные ожидания: значит, предприятия и фирмы области так же, как и простой народ, выбрасывают батарейки на ту же свалку, раз в «ТЭЧ-сервисе» и не помнят о существовании у себя такой услуги. Даже те, у кого есть деньги и значительное количество отходов, не обременяют себя тратами на их переработку. Что тогда говорить о простом народе.

Заключенные в батарейку ценные группы металлов, которые могли бы быть использованы еще раз, едут в контейнерах на свалки душить землю и отравлять воду химией.

— Важен еще вопрос, куда уедет контейнер, в котором оказалась батарейка, — говорит руководитель агентства природных ресурсов и экологии. — Если на свалку, то мы получаем вторичное загрязнение. Если на полноценный полигон твердых бытовых отходов — это тоже не очень хорошо, потому как правильнее было бы ее переработать. И с точки зрения рационального природопользования это, конечно, полная... полная беда.

Мегапомойка или завод?

Но у архангельской свалки и без опасных отходов своих проблем навалом. Давно уже имеется судебное решение о ее закрытии, но оно ежегодно откладывается в связи с тем, что нет альтернативы. Часть мусора свозится на северодвинский полигон, где наполнение и так превышает 75 процентов, что долгой жизни полигону не обещает. Аналогичная ситуация в Новодвинске.

Стоимость строительства трех новых полигонов для трех городов — это, по расчетам областного агентства природных ресурсов и экологии, более одного миллиарда рублей. Логичным выходом из ситуации стало решение о строительстве нового мусороперерабатывающего комбината и одного полигона для утилизации того, что комбинат не переработал. Цена вопроса — 750 миллионов.

Куда помесят мусороперерабатывающего монстра, пока неизвестно, но есть три наиболее вероятных варианта: место строительства несостоявшейся атомной станции за рекой Юрас, участок в районе СОТ «Рябинушка» и территория бывшей птицефабрики в Рикасихе. Наиболее реальный вариант, с точки зрения экономики и удобства для Северодвинска с Новодвинском, — птицефабрика поселка Рикасиха.

Говорить о завершении строительства рано, но планируется оно на лето 2015 года, а пока к первому июня агентством должны быть собраны нужные документы, после чего начнется проведение открытого конкурса среди возможных управленцев комбината. На сегодня имеется уже пять заявок от инвесторов, готовых вкладываться в мусорный бизнес.

— Мусороперерабатывающий комбинат будет принимать все виды отходов: сортированные, несортированные, загрязненные, незагрязненные, — уверяют в агентстве. — И в то же время мы ставим перед собой задачу в формировании селективного сбора, так как это повышает рентабельность.

Разговоры разговаривать — не мешки ворочать

В Северодвинске уже второй год реализуется пилотный проект по селективному сбору отходов. Вместо обычных мусорных ящиков — два вида контейнеров рядом. Один для вторичного сырья, где населению предлагается складировать незагрязненную бумагу, картон, алюминиевые банки — все, что может пойти в переработку без дополнительной очистки. И второй контейнер для всего остального. И здорово было бы, поставь они все-таки рядом контейнер для того, что, если верить упаковке, нельзя выбрасывать. И еще один контейнер. Для официальных бумаг и письменных разрешений, которые когда-то не только дали право устроить свалку впритык к городу, но и годами ранее, и до сих пор на переполненную, раздутую мусором территорию позволяют скидывать новый мусор.

Итак, вывод напросился сам собой: сколько можно трындеть (простите уж за не совсем печатное слово) об экологии и впустую перемалывать воздух, если первый же маленький вопрос о маленькой пальчиковой батарейке вводит экологическое начальство в ступор!

материал: Ася Булыгина

 

вернуться к списку событий